Оружие Великой Победы: легендарные Катюши

В преддверии дня Великой Победы...

Одним из самых знаменитых орудий Великой Отечественной войны, показавшим сокрушительную мощь советского вооружения, по праву считается гвардейский миномет БМ-13 – знаменитая «Катюша».  Его нынешние потомки – известные всему миру «Грады», «Смерчи», «Ураганы», «Булава»…

В годы Великой Отечественной войны реактивная установка БМ-13 была насколько засекречена, что запрещалось даже подавать команды «пли», «огонь» и т.д. Вместо этого звучали команды: «пой» и «играй».

По воспоминаниям ветеранов войны, это оружие было очень эффективным при массированном применении. Немаловажен был и психологический эффект: во время залпа все ракеты выпускались практически одновременно — за несколько секунд территорию в районе цели буквально перепахивали тяжелые реактивные снаряды. При этом оглушительный вой, которым сопровождался полёт ракеты, буквально сводил с ума противника. Те, кто не погибал во время обстрела, часто уже не могли оказывать сопротивление, так как были контужены, оглушены, морально подавлены. Мобильность реактивной установки позволяла быстро сменять позицию и избежать ответного удара противника.

На каждой машине находился ящик со взрывчаткой и бикфордов шнур. В случае появления риска захвата техники врагом экипаж был обязан взорвать её и тем самым уничтожить реактивные системы, чтобы они не достались врагу.

Немецкие фашисты называли БМ-13  «огненным ураганом», сеявшим в их рядах ужас и панику. А для советских солдат залпы «Катюши» были самой приятной музыкой, говорившей о том, что они под надежной защитой.

Почему грозное фронтовое оружие получило столь ласковое название? На этот счет существует несколько версий. По одной из них, перед самым началом войны была популярной песня Блантера и Матусовского о девушке Катюше, и этим красивым именем фронтовики стали называть полюбившуюся им новую реактивную установку. По другой версии, это название произошло от маркировки «КАТ» («Кумулятивный артиллерийский термитный»), стоявшей на реактивных снарядах с зажигательной начинкой. По третьей версии, прозвище «Катюша» связано с индексом «К» на корпусе миномета – клейма Воронежского завода имени Коминтерна, на котором с первых же дней войны стало выпускаться это оружие.

легендарные Катюши 

Конструкторы и создатели

К началу Великой Отечественной войны у нашей страны уже имелись первые образцы реактивных снарядов и артиллерии и успешный опыт их испытания.

Еще в 1921 году разработчики Н. И. Тихомиров, В. А. Артемьев из газодинамической лаборатории  приступили к разработке реактивных снарядов на бездымном порохе. В 1929-1933 годах Б. С. Петропавловский, при участии Г. Э. Лангемака, Е. С. Петрова, И. Т. Клейменова и др.,  проводили разработку и официальные испытания реактивных снарядов различных калибров — прототипов снарядов для «Катюши». Для их запуска использовали многозарядные авиационные и однозарядные наземные пусковые станки.

Группа разработчиков Реактивного института (РНИИ) под руководством Лангемака, при участии Артемьева, Клейменова, Ю. А. Победоносцева, Л. Э. Шварца и др.,  проводили окончательную отработку реактивных снарядов класса «воздух-воздух» (РС-82) и класса «воздух-земля» (РС-132).

В 1938 году, после успешных войсковых испытаний,  эти снаряды были приняты на вооружение в авиацию. Главное артиллерийское управление поставило перед Реактивным НИИ задачу создать реактивную полевую систему залпового огня, основой которой должен был стать снаряд РС-132. И уже к осени 1939 года И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и др. разработали 132-мм осколочно-фугасный снаряд и многозарядную пусковую установку МУ-2, смонтированную на грузовике.

Летом этого же года авиационные реактивные снаряды, смонтированные на самолетах-истребителях И-16 и И-153, прошли боевое крещение в воздушных боях с японскими захватчиками на реке Халкин-Гол.

Для стрельбы по наземным целям конструкторы предложили многозарядную пусковую установку залпового огня. Она состояла из восьми открытых направляющих рельсов, связанных между собой в единое целое трубчатыми сварными лонжеронами. 16 реактивных 132-мм снарядов, массой 42,5 кг каждый, фиксировались с помощью Т-образных штифтов сверху и снизу направляющих попарно. В конструкции была предусмотрена возможность менять угол возвышения и разворота по азимуту. Наводка на цель производилась через прицел вращением рукояток подъемного и поворотного механизмов.

В качестве шасси для пусковых установок реактивных снарядов – боевых машин залпового огня - был выбран трехтонный автомобиль ЗИС-5 («Захар»). Поначалу короткие направляющие располагались поперек машины МУ-1, но механизированная установка при такой компоновке раскачивалась при стрельбе, что уменьшало ее боеспособность.

В июне 1939 года в кузове ЗИС-5 был смонтирован второй вариант 24-зарядной установки МУ-2, а в августе – третий образец М-132 с пакетом из 8 спаренных рельсовых направляющих для пуска 16 снарядов калибра 132 мм.

В сентябре 1939 года создали реактивную систему МУ-2 на более подходящем для этой цели трехосном грузовике ЗИС-6. В этом варианте удлиненные направляющие устанавливались вдоль автомобиля, задняя часть которого перед стрельбой дополнительно вывешивалась на домкратах. Масса машины с экипажем (5-7 человек) и полным боекомплектом составляла 8,33 т, дальность стрельбы достигала 8470 м. Только за один залп, а это 8-10 с (!) боевая машина выстреливала на позиции врага 16 снарядов, содержащих 78,4 кг высокоэффективного взрывчатого вещества. Трехосный ЗИС-6 обеспечивал МУ-2 вполне удовлетворительную подвижность на местности, позволял ей быстро совершать марш-маневр и смену позиции. Для перевода машины из походного положения в боевое было достаточно 2-3 минут.

1 сентября 1939 года, в день начала 2 мировой войны, «Катюша» сделала первый залп и прошла успешное испытание. Главное артиллерийское управление приняло решение о ее полигонных испытаниях.

В 1940 году, после доработок и испытаний, первая в мире подвижная многозарядная реактивная установка залпового огня М-132 получила армейское обозначение БМ-13-16 (БМ-13) и было принято решение о ее промышленном производстве.

Реактивное НИИ получило заказ на изготовление 5 установок и партии реактивных снарядов для проведения войсковых испытаний. Еще одну пусковую установку БМ-13 заказало артиллерийское управление Военно-Морского флота, чтобы испытать ее в системе береговой обороны.

Что касается реактивного снаряда М-13 (132-мм осколочно-фугасный снаряд), то его производство «на поток» было поставлено достаточно быстро. Одним из основных предприятий по выпуску реактивных снарядов стал московский завод им. Владимира Ильича. А вот с серийным производством пусковых установок дело обстояло сложнее.

легендарные Катюши

Подготовка серийного производства

В феврале 1941 года наркомат общего машиностроения издает приказ об организации на воронежском заводе им. Коминтерна (сейчас – ОАО «ВЭКС») производство машин БМ-13. Опытный образец должен был быть изготовлен к 1 июля, еще 40 штук – до конца 1941 года.

Директор завода Ф.Н. Муратов был срочно вызван в Москву. Вернувшись на предприятие, он ознакомил с приказом наркомата начальника отдела П.С. Гаврилова, которому поручил подобрать группу конструкторов для проработки чертежей. В нее вошли ведущий конструктор Н.А. Пучеров, главный технолог С.С. Сильченко, конструкторы  М.И. Павлов, А.Н. Яковлев, Н.Н. Авдеев. На завод из Реактивного НИИ прибыли чертежи БМ-13-16.

Первоначально планировалось лишь ознакомление конструкторов завода  с присланными чертежами, которые должны были технологически  адаптировать их к условиям, необходимым для организации серийного производства. Но вскоре стало ясно, что отдельные узлы пусковой установки следует серьезно доработать. В частности, вызывала сомнение надежность винтовых креплений направляющих планок в полевых условиях. Для того чтобы ускорить согласование необходимых конструктивных изменений, на завод срочно приезжают сотрудники РНИИ: начальник отдела И.И.Гвай, ведущий конструктор В.Н.Гвалковский, технолог С.И.Калашников.

Вся работа с чертежами проходила в строжайшей тайне. После детального обсуждения сложные фигурные направляющие решили упростить, заменив двутавровой балкой. Еще одной «ахиллесовой пятой» установки был выносной пульт управления огнем, с 25-метровым кабелем. Чтобы произвести выстрел, из кабины машины следовало взять катушку с кабелем и пробежать с ней 25 метров до ближайшего укрытия, откуда поворотом ключа замкнуть контакты.  А после залпа, быстро смотав кабель, вновь положить катушку в кабину. Это не могло не сказаться на маневренности установки. Инженеры-электрики завода Я.М.Тупицын и Е.Я.Низовцев предложили сократить время залпа, установив пульт управления огнем рядом с панелью управления машины. Чтобы обезопасить командира и водителя, над самой кабиной сделали броневой щит.

Были внесены серьезные изменения и в другие узлы: переделали контакторы для зажигания пиропатронов в реактивном снаряде, изменили замковую часть, поворотную раму и конструкцию несущей фермы, механизмы наводки и др.

15-17 июня 1941 года пять машин, изготовленные в опытных мастерских РНИИ, были представлены на смотре новых образцов вооружения Красной Армии. Новую необычную технику оценивало высшее командование РКК – нарком обороны, маршал С.К. Тимошенко, начальник Генерального штаба Г.К. Жуков, нарком вооружения Д.Ф. Устинов. Залпы из БМ-13  произвели сильнейшее впечатление даже на видавших виды военачальников. Окутанные дымом и пламенем боевые машины зa несколько секунд выпускали по шестнадцать реактивных 132-мм снарядов, а там, где только что были мишени, крутились огненные смерчи.

По итогам смотра, 21 июня, за несколько часов до начала войны, было подписано постановление о серийном производстве реактивных снарядов М-13 и пусковой установки БМ-13.

 А утром была война – с конвейера на фронт

Утром 22 июня в кабинете директора воронежского завода собрались все руководители подразделений. Сам Муратов был срочно вызван в Москву. Экстренное совещание проводил главный инженер завода В. П. Черногубовский, заявивший о переходе на работу в две смены с 11-часовым рабочим днем.

Возвратившийся из Москвы директор объявил об ускорении производства пусковых установок. К 1 июля уже нужно было изготовить не одну, а две опытные установки, в июле - тридцать боевых машин, в августе - сто.

К этому времени работа по изменению чертежей БМ-13 была завершена. Начавшееся изготовление деталей для сборки опытных образцов выявило немало проблем.  Одной из главных стало отсутствие металлообрабатывающих станков нужной длины – 5 метров. На предприятии был всего один, да и то устаревший, строгальный станок для обработки направляющих — важного узла реактивной установки.

Для выпуска первых образцов БМ-13 организовали специализированный сборочный цех №4. Самой трудоемкой стала сборка узла направляющих балок с лонжеронами и общий монтаж этого узла со всей несущей конструкцией пусковой установки. Работали по-ударному. И уже на пятые сутки войны завершили сборку первых двух серийных пусковых установок БМ-13 на шасси ЗИС-6, которые были тут же приняты представителями Главного артиллерийского управления.

27 июня две машины, зачехленные брезентом, вышли из ворот завода и взяли курс на Москву. Их сопровождала грузовая автомашина с солдатами, вооруженными гранатами и ручными пулеметами. Через двадцать часов пути машины прибыли к Наркомату обороны и были направлены на военный склад за боевыми снарядами-ракетами.  А оттуда последовали на полигон, где «Катюши» успешно прошли испытания.

И в этот же день, 28 июня, пять БМ-13, ранее изготовленных в РНИИ, и две воронежские установки были объединены в отдельную батарею для отправки на фронт.

Командиром первой отдельной экспериментальной батареи реактивных минометов (из 7 машин) был назначен слушатель Военной артиллерийской академии капитан И.А.Флеров.

легендарные Катюши 

2 июля 1941 года батарея была отправлена из Москвы на Западный фронт. 14 июля батарея Флерова, имея около трех тысяч снарядов, заняла боевую позицию под Оршой, на берегу Днепра. И в этот же день она нанесла по врагу свой первый мощный удар. Шквальный минометный огонь мгновенно уничтожил составы противника с военной техникой, скопившиеся на железнодорожном узле города Орши. Врагу был нанесен не просто серьезный ущерб. «Катюши» навели на фашистов ужас, который преследовал их всю войну при одном только упоминании грозного оружия. Первые залпы реактивной установки  под Оршой изменили весь дальнейший ход развития военной ракетной техники.

8 августа 1941 года были сформированы первые восемь полков по 36 машин БМ-13.

Все для фронта, все для победы

Перед коллективом воронежского завода встала задача поиска путей для увеличения объема выпуска нового оружия. Первые образцы ракетной установки, изготовленные на предприятии, выявили немало трудностей в организации производства. Заводу пришлось в авральном порядке реконструировать станки, менять технологии, перестраивать весь рабочий ритм производства, в соответствие с военным временем. Существенно расширили площади для сборочных работ, приспособив два больших пролета цеха металлоконструкций. Был установлен жесткий план выпуска машин на каждый месяц. Работали круглосуточно. В результате, вплоть до эвакуации завода на Урал, был налажен четкий выпуск всех узлов и деталей, резко увеличено количество изготовляемых пусковых установок.

БМ-13 монтировали на поворотной металлической ферме, размещенной на шасси ЗИС-6 с защищенной бронелистами кабиной, опорными домкратами и сиденьями для 5–7 человек боевого расчета.

С июля 1941 года к изготовлению реактивных установок были подключены и другие предприятия Воронежа. Так, машиностроительный завод имени Калинина стал выпускать балки для направляющего корытца, узел подъема. На машиностроительном заводе имени Ленина, паровозоремонтном заводе имени Дзержинского, заводе «Электросигнал» изготавливали детали и узлы для пусковой установки. В механической лаборатории химико-технологического института освоили визирные прицелы с оптической частью.

В августе начались проблемы с транспортировкой Б-13 в Москву. Доставка на железнодорожных платформах была невозможна из-за постоянных налетов вражеской авиации на дорогу. Многие водители завода в первые же дни войны были призваны на фронт, не хватало и автомобилей для перевозки пусковых установок. Промышленным предприятиям и организациям было дано указание выделять необходимое количество машин и водителей, чтобы обеспечить экстренную перевозку боевого оружия в столицу.

Колонну машин обязательно сопровождал ответственный работник завода — начальник отдела, конструктор, технолог, инженер. В пути следования запрещалось останавливаться в населенных пунктах и у заправочных станций. Кратковременные остановки для техосмотра автомашин, для заправки горючим, которое везли с собой, устраивали в открытом поле или в небольшом лесу с хорошим обзором местности. Разрыв автомобилей в колонне, во время движения, не допускался ни при каких обстоятельствах. Водители имели право вести машины даже на красный сигнал светофора.

Когда фашистские войска подошли к Москве, в цехах завода был вывешен лозунг «Больше боевых машин для защитников столицы!» Ежедневный выпуск ракетных установок был увеличен  до пяти-шести штук.

Выпуск БМ-13 на воронежском заводе имени Коминтерна продолжался до осени 1941 года. В октябре, когда фронт вплотную придвинулся к верхнему Дону, над городом все чаще стала появляться вражеская авиация. Тогда было принято решение о срочной эвакуации завода, а ведущим предприятием по выпуску пусковых установок был назначен московский завод «Компрессор». Весной 1942 года завод «Компрессор» начал устанавливать на шасси ЗИС-6 системы БМ-8-36 и БМ-8-48 для запуска 36 и 48 реактивных снарядов калибра 82 мм. С 1943 г. для «Катюш» использовались иностранные шасси, поступавшие в СССР по ленд-лизу.

Коминтерновский завод был эвакуирован за Урал в поселок Малый Исток, где на предприятии «Уралэлектромашина» в кратчайшие сроки возобновил производство деталей для пусковых ракетных установок. Правда, на самом заводе боевых машин собиралось немного, но зато он поставлял большое количество деталей заводу «Уралэлектромашина», где была налажена основная сборка установок БМ-13.

Улучшенная модификация БМ-13Н была создана в 1943 году, и до конца Второй мировой войны было изготовлено около 1800 таких орудий.

В 1942 году появились снаряды М-31 калибра 310 мм, которые изначально запускались с наземных установок. В апреле 1944 года под них создали самоходную установку с 12 направляющими, монтировавшуюся на шасси грузовой автомашины. Она получила название «БМ-31-12».

Реактивные минометы устанавливали не только на ЗиС, но и на американские грузовики «Студебеккер». Кроме того, в качестве шасси для реактивных установок использовали танки Т-70, однако от них быстро отказались - двигатель танка и его трансмиссия оказались слишком слабыми для того, чтобы установка могла беспрерывно курсировать вдоль линии фронта. Порой ракетчики обходились и вовсе без шасси – пусковые рамы М-30 перевозили в кузовах грузовиков и выгружая их непосредственно на позиции.

Всего с июля 1941 по декабрь 1944 советская промышленность изготовила около 30 тысяч боевых машин «Катюша» и свыше 12 миллиона штук реактивных снарядов, с учётом всех калибров, к ним.

Комментарии пользователей

Извините, но у Вас не достаточно прав для добавления комментария.

Авторизация