Калужский проект Volvo

Do you speak English?

Увидеть в одном месте и в одно время руководителей сразу нескольких заводов Volvo Trucks — событие само по себе примечательное. Тем более, если происходит оно в небольшом российском городке.

В Калугу зарубежные делегации приехали за несколько дней до открытия нового завода Volvo и с весьма практичной целью — помочь российским коллегам в запуске производства грузовиков. Говорили на одном языке — английском. Именно он является официальным языком шведской автомобильной корпорации, независимо от того, где находится предприятие — в Бельгии, Швеции, Бразилии, Австралии, Америке, а теперь — и в России. Стоит ли удивляться, что без знания языка Объединенного королевства невозможно стать руководителем любого уровня на предприятиях Volvo Group. Да и рабочему он не помешает — все инструкции написаны исключительно на английском. Впрочем, они максимально просты — только цифры и описание деталей.

Грузовики Volvo у здания завода в Калуге 

— Допустим, у вас есть номенклатурный номер шасси, которое собирается, каждая деталь имеет подномер, у вас есть содержание, рекомендации. Единственное, что надо знать, когда берешь в руки инструкцию — как письменно обозначаются детали, их количество, каким моментом они должны фиксироваться, ведь для каждой точки используется определенный набор пневмоинструментов. Фиксированный момент невозможно изменить. И это очень важно,— поясняет инженер завода Volvo в Калуге Андрей Егоров.— Ведь чем нередко грешит качество российской сборки? Купив новый автомобиль, сразу же едут в автосервис, чтобы сделать так называемую протяжку — подтягивают соединения. В данном случает это делать категорически запрещается, потому что каждая деталь в грузовике затянута с определенным моментом.

Андрей Егоров почти семь месяцев, шаг за шагом, изучал секреты производства на бельгийском и шведском заводах Volvo Trucks. И теперь о сборке и подготовке кабин грузовиков Volvo он знает всё. Рассказывая о своей работе, то и дело переходит с русского на английский — так для него привычней. Впрочем, как и для других его коллег — пока завод в Калуге строился, его будущие инженеры и бригадиры получали необходимые знания на европейских предприятиях Volvo Group. Как говорится, «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать…»

«Строили, строили и, наконец, построили...»

Один из высокопоставленных гостей, приехавший в Калугу на торжественное открытие завода Volvo, после просмотра фильма о его строительстве пошутил — мол, когда вы работать-то успевали, так много было праздников: закладка первого камня, возведение крыши, запуск производства…

Сопровождение каждого из этапов строительства шумным «торжеством по случаю» — с одной стороны, традиционная пиар-акция, привлекающая внимание общественности к новому делу. Но, с другой стороны, все просто радовались, что всё идет по плану, как по часам.

Это у них, в Европе, привыкли заводы строить быстро. А у нас, в России, построить автомобильное предприятие всего за год с небольшим — своеобразный подвиг.

Уникальность ситуации заключается в том, что европейская компания смогла построить завод, полностью следуя российским законам и строительным СНиПам. В Европе ведь как? Там иная система инвестиционного строительства: “design and build” — «проектируем и строим», причем происходит это одновременно.

В России же, как известно, пока проект не утвержден, строить не начнешь. Всё растягивается на временные этапы: сначала рисуется план, потом разрабатывается проект, он проходит экспертизу, получается разрешение на строительство, затем ведется само строительство, получается разрешение на ввод в эксплуатацию, и в конце «большого пути» построенный завод оформляется как имущественный комплекс.

Российские правовые реалии было сложно совместить с амбициозным графиком и планами шведов. Буквально на ходу вносились коррективы. Чтобы успеть в срок, очень жесткие условия выдвигались поставщикам стройматериалов и оборудования.

— При проведении тендеров основными критериями были цена, качество и скорость. То есть выигрывал тот, кто предлагал качественный товар за приемлемую цену и гарантировал минимальные сроки поставки. Покупая строительные и отделочные материалы, предпочтение отдавали, как правило, российским компаниям,— рассказывает Лев Ковалев, начальник юридического отдела завода ЗАО «Вольво-Восток».— А вот при выборе технологического оборудования участвовать в тендерах приглашали исключительно европейских поставщиков, тех, с кем Volvo Group работает уже десятки лет. Для калужского предприятия было выбрано оборудование фирм Векто (конвейеры), ABUS (крановое оборудование), Sun (испытательный стенд), Вамито (заправочное оборудование) и др.

Экскурсия по заводу

100 миллионов евро — в такую «копеечку» обошлись Volvo инвестиции в калужский проект, который торжественно объявили «первым в России иностранным заводом, начавшим полномасштабное производство грузовой техники». Что же до завода «ВТС-Зеленоград», где последние пять лет велась сборка грузовиков Volvo, то после запуска нового производства его решено перепрофилировать в центр по развитию персонала.

Вообще-то, быть номером один — это в традициях Volvo. Ох уж этот западный подход к бизнесу — стремление быть на несколько шагов впереди конкурентов! Судите сами, на счету Volvo в России:

  • 1-й зарегистрированный иностранный грузовой автомобиль (1973 год);
  • 1-е место по количеству сервисных станций (37) и офисов продаж (32) в нашей стране;
  • 1-е место среди иностранных производителей по количеству проданных грузовых автомобилей (более 50 тыс. единиц, т. е. каждый 4-й импортный грузовик на дорогах России);
  • 1-е место по объему лизингового портфеля (свыше 20 млрд руб.) для российских клиентов и т. д.
Так что же представляет из себя калужский проект шведской фирмы?

Изначально — это 55 гектаров земли, отведенных под строительство завода грузовиков Volvo в промышленной зоне «Калуга-Юг».

Площадь самого завода — 44 тыс. м2. Из них 5 400 м2 заняло двухэтажное административное здание, при входе в которое нет ни привычных «вертушек», ни турникетов с магнитными картами, зато есть консультанты на ресепшн. Кроме офисов для руководства и клерков, предусмотрены переговорные комнаты для клиентов, show-room для гостей, а еще столовая, гардероб и т. д.

Через первый этаж административного здания по специальному переходу можно пройти на склад и в производственные помещения двух цехов — Renault и Volvo.

Цех, где планируется сборка грузовиков Renault, еще не работает. В нем только начали монтировать оборудование. Кстати, производственные линии для обоих цехов закупали одновременно, у одних и тех же фирм, что вполне объяснимо — устройства технологических цепочек, их компоненты абсолютно одинаковые. Принципиальное отличие лишь в количестве грузовиков конкретной марки, которые будут выезжать за ворота предприятия. Проектная мощность цеха Renault в 3 раза меньше — 5000 машин в год. Поэтому он и размерами поскромнее, и оборудование в нем размещено компактнее.

Между двумя цехами, отделенный от них противопожарными стенами, находится логистический склад. Сюда завозятся комплектующие для производства. Пока он почти пустой, но рассчитан на хранение до 30 тысяч деталей и узлов.

Сразу за складом — цех грузовиков Volvo, площадью 15 тыс. м2. Здесь расположены пять конвейерных линий общей длиной более 500 м, разделенные на 27 рабочих постов.

Технология сборки та же, что и на других заводах Volvo Trucks. В цех рама грузовика поступает в разобранном виде. Затем поэтапно происходит сборка рамы, шасси, осей, установка рамы на оси, установка двигателя и кабины. Отдельно выделены зона досборки (системы выпуска, радиатора, воздушного фильтра, переднего бампера), доводки готовой продукции под особые пожелания клиентов (например, так называемый «полярный вариант»), линия сборки двигателей и линия сборки кабины (включает 20 станций сборки!). На посту технического контроля проводится тестирование собранных грузовых машин. В отдельном боксе находится динамический испытательный стенд, на котором проверяются ходовые качества автомобиля.

Первый грузовик с конвейера этого цеха — Volvo FH Globetrotter — сошел 19 января 2009 г., во время торжественной церемонии запуска производства. Свидетелями этого события стали сотни гостей — высокопоставленные чиновники, федеральные политики, делегации с заводов Volvo Group, журналисты, дилеры и партнеры. Организаторы постарались — мероприятия в этот день шли один за другим: пресс-конференции, экскурсии, праздничное представление. Всё было выдержано в стиле «весна идет, весне дорогу!» — от изящных девушек из модельных агентств, встречавших гостей на ресепшн и в цехе, до церемонии запуска производства, ставшей своеобразным «весенним хай-теком»: лазерное шоу, водный экран, цветомузыкальные фонтаны и… Volvo FH Globetrotter, окруженный «сказочными цветами и бабочками». А в завершение вечера — выступление группы «Чайф» и фейерверк.

Но самым впечатляющим, конечно же, был момент, когда, взявшись за рубильник, полпред Президента РФ в ЦФО Г. Полтавченко, губернатор Калужской области А. Артамонов, президент Volvo Truck Corporation С. Юфорс, генеральный директор Volvo в России Л. Корнелиуссон, Чрезвычайный и Полномочный Посол Королевства Швеция в России Т. Бертельман символически «запустили» производство грузовиков. Такое вот своеобразное единение российской власти и зарубежного капитала. Не менее примечательны были и официальные речи, в которых одни благодарили за поддержку и помощь в реализации проекта, другие — за строительство предприятия на территории области и создание новых рабочих мест.

Перспективы развития

Итак, Volvo сдержала обещание и построила завод в Калуге. До конца марта собирать автомобили здесь будут на базе машинокомплектов, поступающих с других предприятий Volvo Trucks. С 1 апреля должна начаться полноценная сборка на базе номенклатурных номеров. Собираются пока только две модели — Volvo FH и Volvo FM.

Проектная мощность уже работающего цеха — 15 тысяч грузовиков Volvo в год. Сколько же их будет сходить с конвейера на самом деле, руководство шведского автоконцерна сказать не берется. Во время пресс-конференции на открытии завода генеральный директор Volvo в России Ларс Корнелиуссон дипломатично пояснил, что «работать на склад» никто не собирается:

— Конечно, мы не будем производить грузовики, потребности в которых нет на рынке. Поэтому рынок будет определять тот объем, который мы будем выпускать на нашем предприятии в Калуге.

С ростом объемов производства увеличится и число сотрудников завода, в перспективе — до 1000 человек, из них 850 — технический персонал.

В планах — повышение доли локализации производства до 33%. Второй год руководство Volvo ведет переговоры с российскими и иностранными производителями надстроек и автокомпонентов. Первая ласточка — начало строительства в Калуге завода «Бецема», который будет поставлять самосвальные кузова для автомобилей.

Уже весной на территории завода Volvo заработает собственная сервисная станция — Вольво Трак Центр-Калуга. Что же касается планов по созданию в Калуге завода строительной техники Volvo, провозглашенных ранее, то они отложены до лучших времен.

Ираида Фомина

Комментарии пользователей

Извините, но у Вас не достаточно прав для добавления комментария.

Авторизация